переедут ли белорусские “тихари” на российские митинги?

Шоу-бизнес

Использование так называемых тихарей (то есть силовиков, переодетых в штатское) стало феноменом в Белоруссии. Оказалось, что без формы и знаков отличия размахивать дубинкой гораздо удобнее. Найти и позвать на помощь таких правоохранителей невозможно, оказаться схваченным без объяснения причин – проще простого. Может ли такая схема работать в России?

Ликбез

Люди в штатском

  • Тихари. В Белоруссии под ними чаще всего подразумевают переодетых сотрудников органов, которые действуют слаженно и отработанно.

переедут ли белорусские "тихари" на российские митинги?

  • Титушки. Термин получил известность во время украинских протестов. Так называют наемников из простых людей, негласно используемых в качестве подстрекателей и организаторов потасовок.

переедут ли белорусские "тихари" на российские митинги?

  • Эшники. В России правоохранителей, которые замешиваются в толпе, часто связывают с Центром по противодействию экстремизму (Центр «Э»). Как правило, они снимают протестующих на камеру и руководят действиями силовиков. Но чтобы они сами участвовали в задержаниях, видеть не приходилось.

– Сведения о тактике такой работы составляют гостайну, и за ее разглашение предусмотрена уголовная ответственность, – говорит юрист, бывший сотрудник Центра «Э» Дмитрий Джулай. – Но по законам России сотрудник полиции, обращаясь к гражданину, должен предъявить удостоверение и представиться.

переедут ли белорусские "тихари" на российские митинги?

Бесформенное безобразие

Вечер. Минск. Центр города. Площадь возле Дворца независимости.

Девушка с парнем идут через переход, держась за руки. На запястьях – белые ленточки (символ сторонников оппозиции). Внезапно за спиной у них останавливается машина с темными окнами и без номерных знаков. В открывшуюся дверь аккуратно затаскивают мужчину, после этого машина уезжает. Девушка остается одна и от безысходности начинает кричать:

– Моего мужа только что забрали за белую ленточку!

Прохожие советуют ей вести себя потише – прямо напротив нее прогуливаются три широкоплечих парня в спортивной одежде и медицинских масках. В руках одного из них не сразу заметна рация.

Такую картину я наблюдал накануне недавних выборов в Белоруссии, и подобные ситуации тогда происходили в каждом переулке. Спустя месяц «люди в штатском» уже разгуливают по Минску с дубинками в руках и даже с оружием.

– По результатам анкетирования, только в 30 процентах случаев задержанные могли быть уверены, что их скручивали уполномоченные лица. Только 10% из всех инициаторов задержаний возможно опознать по жетону, – рассказывает о результатах специального исследования юрист белорусского правозащитного центра «Вясна» Павел Сапелко. – Отсутствие заметного идентифицирующего номера делает анонимными тех сотрудников милиции, которые превышают власть.

44% опрошенных указали, что их задерживали люди в штатском. Так же как и журналистов российского телеканала «Дождь». При этом 85% этих сотрудников никак не представлялись, отмечает юрист «Вясны».

Как же тогда их отличить от простых бандитов?

Борсетки, наушники, серьезные лица

Термин «цiхар» по отношению к потайным милиционерам в Белоруссии используют давно. Но до этих выборов такие сотрудники чаще всего просто снимали несанкционированные акции протеста на камеры или выступали потом свидетелями на судах над участниками. У них даже появились типичные черты.

– Есть стереотип, что они все носят борсетки. Не знаю, откуда это пошло, но считается, что если видишь такого, то он – из тихарей, – рассказывает Максим, который уже несколько лет наблюдает за протестными акциями. – У них очень серьезные лица, как у хирурга во время операции. Они ходят со шнурками-микрофонами или мини-камерами, как в «Сам себе режиссер». Но на самом деле они могут выглядеть как обычные люди. На одной акции мы видели человека в футболке и шортах, он выглядел так, будто только что вышел из дома. Мы стояли на светофоре. Возникла тишина, и вдруг слышно у него из шорт: «Первый, первый…» Тот переполошился и сразу отошел.

Увидел синий «Форд» – жди беды

Жесткие задержания сотрудниками без формы и удостоверений плохо согласуются не только с международным правом (например с принципами ОБСЕ), но и с законами самой Белоруссии.

Согласно статье 23 Закона РБ об органах внутренних дел, «сотрудник… обязан разъяснить основания для ограничения прав и свобод граждан».

Но призвать к ответу таких бойцов практически невозможно. Непонятно даже, к какому ведомству относится тот или иной тихарь – к милиции, КГБ или же внутренним войскам. Чаще всего они передвигаются на темно-синих фургонах «Форд» без номеров. В таких же ездят сотрудники белорусского ОМОНа.

– ОМОН в Беларуси – это самые лютые. У них полный карт-бланш на действия, – рассказал корреспонденту «Собеседника» Иван, один из волонтеров, помогающий задержанным около печально известного СИЗО на улице Окрестина. – Бойцы внутренних войск не так страшны, это могут быть солдаты-срочники. Мой друг проходил службу во внутренних войсках и рассказывал, что их часто использовали для обучения ОМОНа. Они выезжали в поле и выполняли роль толпы, которую те должны были тренироваться разгонять.

Возможно ли это в России?

– Я видел все эти кадры из Белоруссии и с трудом это понимаю, – рассказывает Алексей Филатов, подполковник ФСБ в отставке, вице-президент международной антитеррористической ассоциации «Альфа». – Видно, что это действуют те же самые милиционеры, переодетые в «гражданку». Скорее всего это связано с тем, что они используют эффект внезапности, чтобы как можно ближе подобраться к протестующим. Чтобы именно так бороться с мирными гражданскими людьми, решение должно быть принято на самом высоком уровне. Жизнь покажет, чем это закончится, но понять такие методы мне трудно. В какой-то момент люди не догадаются, что перед ними силовики при исполнении, и это может спровоцировать применение огнестрела.

По словам эксперта, такая практика вполне может применяться и в России, но примеров пока нет.

– Нет закона, чтобы работать разрешалось только в форме. Но есть ритуал – человек должен представиться, назвать структуру, по возможности продемонстрировать удостоверение, – продолжает Алексей. – Это необязательно, если речь идет, например, о проведении операций по обезвреживанию террористов, когда ты должен подойти вплотную, чтобы взять живым. Ни для кого не секрет, что на массовых мероприятиях в России присутствуют сотрудники в гражданской одежде, которые следят за порядком и определяют зачинщиков беспорядков. Это хорошо видно и на примере Хабаровска, где их не раз «рассекречивали» на камеру. Но я ни разу не видел, чтобы в толпе работали гражданские, которые из штанов вытаскивали дубинку и ею охаживали протестующих.

Кстати

6 сентября отряд из 20 тихарей с дубинками в руках разбил витрины одного из минских кафе, в котором его работники укрыли протестующих.

* * *

Материал вышел в издании «Собеседник» №35-2020 под заголовком «Силовики работают “по-тихому”».

Поделиться ссылкой:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий