«Девушка с веслом», «Булыжник – оружие пролетариата»… Эти скульптуры стали символами советского искусства, нарицательными именами, эталонами, на которые равнялись многие художники. Автор у них один – уральский скульптор Иван Шадр. Ученик Родена, несостоявшийся уличный певец, заядлый путешественник – и человек, однажды решивший прославить родной город Шадринск на весь мир…

Иван Шадр в мастерской и за работой.

На самом деле он появился на свет и был крещен в селе Такташи в Оренбургской губернии – там его отец, Дмитрий Иванов, сезонно работал плотником, а мать последовала за мужем, хотя и должна была вот-вот разродиться третьим ребенком (всего в семье будет двенадцать детей). Но большую часть года семья жила в Шадринске, а потому Иван – так назвали мальчика – всегда считал именно этот город своей родиной.
В 1898 году он оказался на шерстяной фабрике купцов Панфиловых в Екатеринбурге. Жизнь его там была нелегка. Мальчик на побегушках, сторож, грузчик… Жалкие гроши, скука, холод — эти три года были для него пыткой. Однако он сдружился с сыном владельца фабрики, а тот сразу разглядел в нем «божью искру» и все настоятельнее подговаривал искать дело по душе.
В 1901 году Иван поддался на уговоры и сбежал с фабрики. Существует легенда, что сбежал он с целью… самоубийства. Измученный тяготами работы и бессмысленностью существования, он намеревался покончить со всем в ледяных водах Исети, однако повстречал на набережной очаровательную девушку, разговорился с ней и топиться передумал. Девушка была дочерью Михаила Каменского, основателя художественно-промышленной школы в Екатеринбурге. Вскоре Иван безо всякой подготовки сдал экзамен в ту самую художественно-промышленную школу и… поступил! Пять лет он успешно постигал тайны рисунка и живописи, перспективы и колористики под началом художника-монументалиста Теодора Залькалнса.

Памятник мировому страданию. Эскиз.

В те годы молодой художник прославился своим непримиримым отношением к несправедливости. Ходил на митинги и шествия, протестовал против черносотенных погромов, , создавал политическую карикатуру для журналов… Школу он покинул со справкой о неоконченном образовании, но, похоже, не слишком огорченным этим фактом. Вместе с бывшим однокурсником он предпринял потрясающее путешествие по всей стране – по «горьковским местам». И, в конце концов, уже в одиночку Иван дошел пешком до Санкт-Петербурга с твердым намерением поступить в местную Академию художеств.
И тут удача на миг отвернулась от него. Экзамены Иван провалил. Пытаясь «закрепиться» в Петербурге, начал работать уличным певцом – работы физической он нахлебался в юные годы. Его голос произвел впечатление на режиссёра Александринского театра Михаила Дарского. И вместо Академии художеств Шадр (тогда еще Иванов) попадает на Высшие драматические курсы. Правда, мечты об изящных искусствах не оставляет и продолжает совершенствовать свои навыки. Его рисунки высоко оценил сам Репин, а Шадринская городская управа по ходатайству множества петербургских друзей Ивана Иванова выдала ему стипендию на дальнейшее обучение.
Примерно в то же время он задумался о смене фамилии. Иванов – фамилия, конечно же, прекрасная, но не для того, кто мечтает быть знаменитым! Так думал Иван, выбирая себе творческий псевдоним. Ивановых слишком много, но не порывать же из-за этого с корнями? И тогда молодой скульптор решил назваться в честь родного города Шадринска – «чтобы прославить его». Так в 1908 году Иван Иванов стал Иваном Шадром – и остался в истории с этим именем.

Скульптуры Ивана Шадра.

Надгробие Е.Н.Немирович-Данченко.

Потом был год службы в армии и… Париж! Там Шадр брал уроки у самого Родена, который отправил его на стажировку в Рим. Затем еще год Шадр учился в Московском археологическом институте. Его не прельстили европейские эксперименты, не лежала душа к русскому академизму… Шадр искал собственный способ отображать реальность – сложную, насыщенную, неоднозначную реальность предреволюционной России. И активно критиковал своих современников-модернистов.

Скульптурные портреты Максима Горького.

Впрочем, эта же реальность не располагала к долгим поискам себя. Шадр много работал – преподавал рисование детям, как бы сейчас сказали, с особыми образовательными потребностями, брался за любые заказы, работал в кинопромышленности.

Рабочий и колхозница. Невоплощенный проект Ивана Шадра.

После революции он поехал в Омск, чтобы перевезти в Москву всю семью, но застрял там на несколько лет. В Омске состоялось знакомство с Колчаком, который предложил Шадру несколько заказов. После поражения Колчака Шадр оказался на жестоком допросе в ВЧК, но… «красные» решили, что живой скульптор может быть полезен. И вот уже через пару месяцев Шадр работает над скульптурой памяти жертв белого террора по заказу Сибирского революционного комитета, делает барельефы и памятники с образами отцов (и матерей) революции…

Сеятель.

Создал Шадр и образы «простых русских мужиков» для изображения на купюрах по заказу Госзнака – вместе с женой он колесил по России в поисках натурщиков. Затем последовало шестнадцать скульптур Ленина, памятники Пушкину и Горькому… Первые маркированные открытки и конверты в социалистической России вышли с марками по его эскизам.

Девушка с веслом.

Иконическая «Девушка с веслом» появилась в 1934 году (однако множество «девушек» в советских парках – копии скульптуры другого автора; работа Шадра была разрушена в результате бомбежки в первый год войны). А знаменитый пролетарий, поднимающий булыжник, вдохновленный образами «рабов» Микеланджело и античной скульптурой, поселился во многих городах по всему Советскому Союзу…

Марка с изображением скульптуры Ивана Шадра. Его работы часто использовались для марок, открыток и другой печатной продукции.

Иван Шадр скончался в апреле 1941 года. Его супруга пережила его на тридцать лет и немало способствовала сохранению его творческого наследия. Сегодня одни работы скульптора бережно хранятся в музеях, другие, созданные для улиц советских городов, безжалостно демонтируются. Незавидна судьба и мемориального комплекса Ивана Шадра в родном городе, однако память о главном революционном скульпторе увековечена в названиях улиц и образовательных учреждений, а созданные им образы стали каноническими для русского искусства.

Текст: Софья Егорова.
Источник