летим ли мы в пропасть?

Шоу-бизнес

Стоит сказать, что после смерти Марка Захарова многие – и в самом театре, и за его стенами – уже высказывались, что творческую часть работы в Ленкоме должна возглавить его дочь Александра. Еще когда худрук ставил «Опричника», он очень много советовался с дочерью. Более того, он считал ее соавтором своей постановки. Александра была самым близким человеком Марка Захарова, особенно после ухода его жены Нины Лапшиновой. Она, по сути, поставила «Капкан», последний спектакль Захарова, у нее есть опыт, имя, упрямство ее отца и, судя по отзывам, доверие актеров. Очевидно, Марк Анатольевич хотел, чтобы она стала продолжателем его дела, но был слишком интеллигентен, чтобы «пробивать» такое назначение «на будущее». 

Дмитрий Певцов высказывался «за Александру Захарову» еще осенью, считая ее «продолжателем дела отца, человеком, который имеет 35-летний профессиональный опыт, художественный взгляд, авторитет в коллективе и папину фамилию, в конце концов».

Свою позицию Певцов и сегодня подтверждает «Собеседнику».

– Как изменилась жизнь в Ленкоме после ухода Марка Захарова?

– Кажется, что вроде бы все идет, как прежде: играем спектакли, по-прежнему полные залы… У нашего директора Марка Борисовича Варшавера планов громадье: идут плановые репетиции, укрепляем идущий репертуар, есть несколько фамилий режиссеров, которые вроде бы должны ставить в Ленкоме в ближайшее время, начались репетиции по восстановлению «Поминальной молитвы». Все вроде бы нормально. Более того, мне кажется, что с уходом Марка Анатольевича возросла личная ответственность ведущих актеров нашего театра, мы стали внимательнее и бережнее к спектаклям Марка Анатольевича и самостоятельно «прочищаем» их от ненужных импровизаций и набежавших длиннот… Но меня, именно меня лично почему-то не покидает ощущение, что Марк Анатольевич не допустил бы многого из того, что сейчас происходит в театре. Это мое мнение. А вот что с нами происходит на самом деле – летим мы в пропасть или пока мягко планируем, – станет ясно через пару-тройку лет.

– Как и почему было принято решение о том, что во главе театра теперь будет «директор с расширенными полномочиями» и не будет худрука?

– Решения о руководстве, об изменениях в уставе театра принимаются начальством, в данном случае управлением культуры Москвы. Ни коллектив, ни труппа театра в этих решениях никакого участия по закону принимать не может. Как нам объяснил один из заместителей начальника управления культуры, посетивший наш «совет старейшин», при директоре «с расширенными полномочиями» должность художественного руководителя в штатном расписании Ленкома остается. Причем остается «вакантной без вакансии». То есть в ближайшее время (я просил уточнить это время и получил ответ: один год) никакой новый худрук нам не «грозит». Позиция начальства в высшей степени оригинальная: штатная единица есть, соответственно зарплата начисляется, а человека на этой должности нет… и быть не может! Мало того, мы были поставлены в известность о том, что «были кандидаты на должность худрука Ленкома, владеющие мощными властными ресурсами», но… управление культуры пресекло все попытки «захвата власти» в Ленкоме, о чем и уведомило наш «совет старейшин». То есть, попросту говоря, нам дали понять, что подобные попытки поставить худрука «снизу», то есть из недр Ленкома, будут пресечены в корне.

– Но как вы считаете, может ли флагманский репертуарный театр, каковым является Ленком, существовать без художественного руководителя?

– Вопрос – и серьезный вопрос – в том, каким будет это «существование». Мне кажется, что Ленкому Марка Захарова сегодня нужен худрук. Убежден, что для того, чтобы пережить некоторое безвременье и отсутствие четкого и талантливого художественного руководства, для того, чтобы с наименьшими потерями дождаться нового настоящего художественного лидера, необходимы как минимум две головы, а не одна. Наш директор Марк Борисович Варшавер – гений на посту директора, это признают все, и не только в нашем театре. Но решать еще и тончайшие творческие вопросы, принимать правильные художественные решения – это зона огромной ответственности, а ведь здесь очень редко, но все же иногда ошибался даже сам Марк Захаров. 

– Дмитрий, какими были отношения Захарова и Варшавера? Говорят, что сам Захаров не считал их дружескими. 

– Мне сложно точно ответить на этот вопрос, мы не дружили семьями ни с Марком Анатольевичем, ни с Марком Борисовичем. Но то, что Захаров работал с Варшавером бок о бок столько лет, говорит мне о том, что Марка Анатольевича как минимум устраивали метод и стиль работы Марка Борисовича.

– В чем нуждается Ленком? И каким вы видите его будущее?

– Будущее нашего театра я вижу прежде всего в сохранении спокойствия и творческой атмо-сферы внутри театра. Самый быстрый способ разрушения любого хорошего дела – это конфликт внутри коллектива. Вот этого очень хочется избежать, потому что внутренний разброд сразу же проявится в работе, на сцене, в наших спектаклях. В чем нуждается Ленком Марка Захарова? Он очень нуждается в Марке Захарове, который был не только творческим лидером, но и сильнейшей человеческой личностью, мощной фигурой, которая объединяла, примиряла, сдерживала и направляла коллектив в зону творчества, вдохновения, любви, добра и радости.

Алиса Кравец

*** 

Материал вышел в издании «Собеседник» №08-2020 под заголовком «Дмитрий Певцов: Летим ли мы в пропасть?»

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий