Высшая хоккейная лига – Сергей Мыльников: когда шайба летит в лоб, чувствуешь запах гари

ВХЛ

21-летний вратарь «Челмета» Сергей Мыльников — лучший среди голкиперов ВХЛ по коэффициенту надежности (1,15 пропущенных шайб в среднем за матч). На днях он оформил свой первый шатаут на взрослом уровне и был признан лучшим голкипером лиги за неделю. Мы поговорили о его пути в системе челябинского хоккея, воспитанником которого он является, а также о трудностях нынешнего сезона и вратарских суевериях.

Мыльников Сергей 25122020текст.jpg

— Сергей, расскажи, как начал заниматься хоккеем и почему стал вратарем.

— Когда мне было лет пять, отец повез меня в школу «Трактор» и сказал, что я буду заниматься хоккеем. А я говорю: «Нет, не хочу, зачем?» Он настаивал, я отказывался, вроде даже разревелся. Ну, и все, мы проехали мимо школы, а потом я такой говорю: «Ладно, давай». Отец развернулся обратно, мы приехали в школу и записались. Первое время у меня вообще не получалось. Катался месяц-полтора с ящиком, у меня еще были очень маленькие коньки, которые ноги давили. Думал, что не мое. А в следующем сезоне вернулся и стал уже нормально заниматься, с желанием. Изначально я был защитником — по-моему, лет до семи. Но всегда тянуло именно на ворота, и я говорил отцу постоянно: «Хочу на ворота». В итоге мы подошли к тренеру и спросили, можно ли стать вратарем. Я сначала в полевой форме вставал, потом школа выдала вратарскую подержанную, я надел — и сразу все пошло.

— Комментаторы иногда ошибаются, представляя тебя как потомка челябинской династии вратарей Мыльниковых. Проясни этот вопрос.


— Я к ним никак не причастен. Часто спрашивают, не родственник ли я, но, нет, я просто однофамилец. Просто так совпало. Помню, как-то у «Трактора» был турнир, там тогда играл Сергей Мыльников-младший. А мне лет семь было. Я к нему подбежал автограф брать: «Здравствуйте, я тоже Мыльников, тоже Сергей». Он посмеялся, «прикольно», говорит, и расписался. 

— Вы еще когда-нибудь виделись?

— Нет, только в Инстаграме подписаны друг на друга.

«Мы разгромно никому не летели, просто где-то не фартило»


Мыльников Серега 26102020-1текст.jpg

— «Челмет» уже полтора месяца не играл дома, это напрягает?


— Особо нет, мы же люди привычные, нам что дома, что на выезде… К тому же наши болельщики любят на выезды ездить, так что без поддержки мы не остались. Вот в Учалы приехало нормальное количество наших, они местных перекричали, очень приятно было. 

— Как вы реагировали на переносы матчей, отмены целых домашних серий?

— Спокойно, мы просто больше потренировались дома в эти перерывы. Доработали то, что до этого не успели.

— Вы живете в Челябинске по домам или на базе?


— По домам, но во время домашних серий нас закрывают на базе. Сейчас будет длинная серия — семь матчей, и мы две недели полностью на базе жить будем.

— Тебе комфортно там жить, соблюдать режим с отбоем в 10 вечера?


— А куда деваться, раз сейчас обстановка такая? Лучше ни с кем лишний раз не контактировать. Это часть нашей профессии, так что приходится смириться.

— Как проводите свободное время на базе?


— Там есть бильярд, настольный теннис, в нарды можно поиграть, парни берут приставки. У нас все ребята азартные, так что…

— Ты по какому из азартных видов специализируешься?

— Я больше по компьютерным играм. Стрелялки — моя тематика, Counter-Strike и тому подобное. Это моя перезарядка, перезагрузка, так сказать. Просто по приколу играю, чтобы время убить, расслабиться, а не сидеть и в потолок смотреть.

— На прошлой неделе в Учалах ты сделал первый взрослый сухарь. Мандражировал под конец игры?


— Нет, если честно. В прошлом сезоне было много моментов, когда я пропускал в конце третьего периода, и сухарь срывался. Так что с этого года решил не задумываться об этом. В Учалах тоже был момент, когда мы вели 3:0, и соперник закрыл нас в зоне — и даже мысли не было такой: «О, сухарь, сухарь». Просто надо было потерпеть и довести до победы.

— В сентябре у вас была серия — шесть поражений подряд. Что случилось, и как выбрались?


— Не могу сказать, что мы в какой-то «яме» были. Мы проигрывали то в одну шайбу, то по буллитам, все равно очки какие-то набирали. Постоянно боролись, просто где-то не фартило, с тем же «Дизелем» не могли в ворота попасть — то в щиток бросали, то в шнурок, то еще куда-нибудь. Просто бывает, что не везет. Мы разгромно никому не летели. Так что состояние было нормальное, спокойно ко всему относились, разбирали следующих соперников, как обычно, и играли дальше.

— Лучший бомбардир ВХЛ Никита Тертышный, который уехал от вас в «Югру», высказал мнение, что в «Челмете» порушилась «химия» из-за его ухода.


— Да, какие-то элементы в нападении порушились, можно так сказать, потому что Никита был у нас на ведущих ролях, вся игра через него строилась. Конечно, что-то изменилось. Но к нам пришли молодые ребята, вот Ваня Стежкин 2002 года забил в первой же игре. Все меняется, все идет в правильном русле, сейчас все хорошо, мы поднимаемся в турнирной таблице.

— Кто у вас сейчас главный в раздевалке?


— Саня Тридчиков и Марсель Шолохов. У нас каждый может сказать какие-то слова, но в основном эти ребята говорят, подсказывают всем, что делать, что исправить, в чем добавить во время игры.

— А ты можешь выступить с речью?


— Не то чтобы с речью, но могу сказать что-то, что мне будет полезно, или подсказать ребятам, если спросят. Так что, в принципе, могу считать себя таким лидером.



— Ты обращаешь внимание на вратаря соперника? В этом плане можешь дать совет нападающим?




— Конечно. Как говорится, рыбак рыбака видит, мы замечаем какие-то слабые стороны другого вратаря. На той же предыгровой разминке наблюдаем, а потом можем подсказать ребятам, что нужно, допустим, ему под ловушку бросать.



— Обычно вратари говорят: «Нет-нет, я слежу только за своей игрой!»




— Ха-ха, они врут!



«Если шлем не стирать, то будет ужас»


Мыльников Серега 26102020текст.jpg

— У тебя новый дизайн шлема, расскажи о нем.




— Этот у меня уже второй раскрашенный. После того, как покрасишь шлем один раз, играть в белом уже не хочется. Мне в этом году папа сделал подарок на день рождения — раскраску шлема, сказал, выбирать любой рисунок. А я как раз посмотрел фильм «Веном», там такой чувак с большой пастью. Решил, что это будет прикольно смотреться — открытая пасть на шлеме.



— Шлем долго живет? Сколько ты будешь в нем играть?




— В предыдущем два сезона, по-моему, отыграл. Вообще, сезон, два — это максимум. И то, если за ним ухаживать, по крайней мере стирать. Если не стирать, то будет ужас.



— Как вы их стираете?




— Там внутри мягкие детали, они прикручены на болты. Раньше на старых шлемах они крепились на клей, и если хочешь что-то отодрать, то придется потом приклеивать. А сейчас все на болтах, просто откручиваешь мягкую часть, которая внутри шлема, и закидываешь в стиральную машинку.



— В чем заключается износ шлема, почему его надо менять?




— Он как бы вытягивается по бокам. Получается, ты такой «лопоухий» становишься. А по мелочи — решетка гнется, но ее легко заменить, тоже держится на болтах.



— Больно, когда шайба в голову прилетает?




— Зависит от силы броска, ну и от того, в какую часть попадет. Если со стороны уха — конечно, это будет неприятно. А если успеешь как-то среагировать, голову опустить, и тебе в лоб попадет — то это не особо чувствительно. Только немного чувствуешь запах гари, когда шайба вскользь проходит, а так ничего особенного.



— Если бы ты мог что-то модернизировать во вратарской экипировке, что бы ты сделал?




— Вернул бы, как раньше, форму большего размера. А то сейчас все урезают и урезают, все делается по стандартам НХЛ. Так что каждую тренировку проводишь с болью, если честно. Бывают нагрудники, в которых у тебя половина ребра открыта. И ты не то, чтобы боишься, просто немного не по себе — летит шайба, и ты знаешь, что сейчас будет больно.



— Но ты же не будешь из-за этого уворачиваться.




— Нет, конечно, в том-то и дело, что у тебя выбора нет. В любом случае прилетит. Но во время игры даже мыслей об этом нет, там на эмоциях, на адреналине все вытаскиваешь. А после игры посидел, лед приложил — и нормально. Да в ту же самую ловушку бывает, что так прилетит — руку пробивает больше, чем нагрудник. Из-за этого тоже психуешь, бывает.



— Тебе когда-нибудь доводилось драться на льду?




— Нет. Как-то была ситуация — мы еще совсем маленькие были — после игры на рукопожатии кто-то кому-то что-то сказал, и все полетели драться команда на команду. А меня тогда минут за пять до конца поменяли. И вот я стою на скамейке в шапочке, а там люди «фигарятся». Ну… думаю, постою, посмотрю.



— Не присоединился?




— Нет, ну не буду же я драться с игроками? А с вратарями тоже не вариант, вратари вроде все люди дружелюбные.



— В твоей жизни присутствуют предматчевые ритуалы, суеверия?




— Мини-ритуалы есть, но я не придаю им особого значения. Скорее, это просто определенные привычки. Знаю людей, которым нужно проснуться «с той ноги», делать что-то особенное, одно и то же, каждый день. У меня такого нет. Это же психология. Нехорошо, если ты во что-то веришь, вдруг что-то не сделал однажды и думаешь: «Ну, все, теперь я напропускаю и проиграю».



— Некоторые вратари разговаривают с шайбами и никому не дают трогать свои клюшки.




— Ну, это инопланетяне какие-то. (Улыбнулся). Нет, это не про меня.



— А если кто-нибудь попросит примерить твою ловушку, ты дашь?




— Естественно, нет! Ха-ха. Не дам, конечно. Если новую попросят — то может быть, а если ту, в которой уже играл — то не дам. Причем я не знаю, почему. Как-то еще с детства старшие вратари это привили. Услышал от кого-то, что нельзя никому форму давать, и начал делать так же.

«И счастье, и радость, и грусть»


Мыльников Серега 26102020-2текст.jpg

— Как настраиваешься на игру?

— У меня все банально, я просто слушаю музыку и потом спокойненько выхожу на лед. Музыка — это рэпачок американский, что-нибудь агрессивненькое. Надо так настроиться, чтобы и заряженным быть, и в то же время спокойным, со свежей головой.

— Для тебя хоккей — это бой, игра или просто работа?


— Надо подумать… Все сразу, наверно. Я прихожу на игру или тренировку всегда с улыбкой, это не какая-то банальная работа, где у тебя вечная рутина, это в любом случае эмоциональная вещь, там и счастье, и радость, и грусть тоже бывает.

— В этом сезоне ты основной вратарь «Челмета», а в прошлом сыграл всего 10 матчей.


— У меня огромная пауза была. Я сыграл крайний матч 29 декабря 2019 года, а следующий только 16 сентября 2020. Девять месяцев перерыв был…

— Как себя чувствуешь, когда долго сидишь на скамейке? Не падает самооценка?


— Самооценка-то не падает, но это в любом случае тяжело. Чем больше у тебя практики, тем лучше ты играешь. Сейчас я вот шесть игр сыграл — прекрасное ощущение по сравнению с прошлым сезоном.

— Не возникает злости на вратаря, который играет и занимает твое место?


— Да нет, в любом случае это здоровая конкуренция, у нас в команде так, по крайней мере. Мы друг к другу хорошо относимся. В прошлом сезоне, я считаю, проблемы «Челмета» были не во вратарях.

— Вы с командой ходите куда-нибудь вместе?


— У нас бывают корпоративы всей командой. Без этого никак. Там каждый может друг другу высказать, что в нем не так, что не устраивает, и прийти к какому-то единому мнению.

— До драк не доходит?


— Нет, сколько мы собирались — такого я еще ни разу не видел. Это же в любом случае корпоратив, где надо расслабиться, отдохнуть душой. Так что все спокойно. Когда в коллективе проблемы, нет эмоций — тогда надо обязательно собраться, поговорить вот так в неформальной обстановке.

— Кем бы ты стал, если бы не хоккей?


— Моя стезя — компьютерные игры, безусловно. Стрелялки и всякие прочие. Я был бы киберспортсменом. Если бы не хоккей, я бы со спортом не связался, мне кажется. Все остальное какое-то неинтересное. Даже футбол. Его даже смотреть не особо интересно — там толком никакой работы, мне кажется.

— А бокс? Большинство хоккеистов фанатеютот Хабиба.


— Мне больше Макгрегор нравится. Он такой зрелищный человек, на него интересно смотреть. Тот же «трэш-ток» его — обзывает, материт соперников, провоцирует на эмоции до боя. Я понимаю, для чего он так делает. Если эти вещи задевают человека, это будет у него в голове, он будет думать: «Вот, я тебя накажу». Макрегор на этом ловит людей.

— А в хоккее такое возможно?


— Не думаю, у нас немножко пожестче вид спорта. В боксе-то ты подрался, и все, до свидания, а у нас ты 60 минут пашешь, и у тебя в команде 25 человек… Подлые моменты бывают, конечно. Тычки всякие, подколы, подъехать, «поганку» какую-то сказать. Вот недавно с «Тамбовом» играли, была рекламная пауза, я поехал на скамейку воду пить, и мне по пути чувак что-то «гавкнул». Ну, а я что? После такого толкнешь его на пятаке в спину, и все дела. Ну, постоишь поговоришь. Это максимум, чем дело обходится.

Мыльников Серега 26102020-3текст.jpg

Пресс-служба ВХЛ


Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий