Жена Юрия Стоянова стала оператором его YouTube-роликов о вирусе COVID-19

Шоу-бизнес

Телеведущий, Народный артист России Юрий Стоянов в период пандемии открыл собственный YouTube-канал, где выкладывает юмористические ролики на злобу дня – про карантин.

Не меньшей популярностью, чем новый канал самого Стоянова, пользуются и старые ролики артиста из выпуска программы «Городок под маской». Они набирают миллионы просмотров. И хотя те сюжеты были сняты давно, сейчас тема масок из-за вируса COVID-19 вновь актуальна. С архивных роликов Стоянова мы и начали разговор с артистом.

  кадр из выпуска программы «Городок под маской»

– Мне приятно видеть, что выпуски нашей передачи вспоминают, но это не приносит мне никакой монетизации, – признается Sobesednik.ru Юрий Стоянов. – Было это лет пятнадцать-шестнадцать назад. Сюжет того «Городка» был таков: два человека решили шить маски и построить на этом свой бизнес. Мы придумали это в то время, когда никакой эпидемии не было, а ходил какой-то очередной грипп.

– Получается, вы предугадали сегодняшнюю эпидемию?

– Нет, мы с Ильей Олейниковым не медиумы, не заглядывали в будущее. Просто говорили о том, что в тот момент волновало людей. Да у нас каждый год какие-то кризисы, эпидемии, пневмонии. Мы пережили свиной и птичьи гриппы… Все это было! Просто у человека есть такое свойство – забывать. Сейчас в любой ситуации люди выходят в интернет и ищут, что сказала, допустим, Ванга по этому поводу.

Юрий Стоянов и Илья Олейников

На самом деле «Городок» – это больше пятисот выпусков, мы сыграли около десяти тысяч персонажей. На протяжении двадцати лет! Как вы знаете, история развивается по спирали. По большому счету нет такой даты, праздника, нет такой проблемы или беды, отклик на которую нельзя было бы не найти, покопавшись в нашем «Городке». И кто-то этим занимается, за что я лично благодарен этим людям. Мне кажется, прелесть просмотра тех старых сюжетов в том, что они были жизнеутверждающие. Да, был такой момент, но он прошел. И этот COVID-19 пройдет!

– Юрий, мы будем другими после этого вируса?

– Наверное. Может быть, театр будет иначе выстраивать свои отношения со зрителем, который потом долго и неохотно будет заполнять залы. Но я не прорицатель…

Я ведь не знал, когда в 1991 году стал работать на телевидении, что это позволит мне не утратить свою профессию, не ощущать себя над пропастью или в каком-то вакууме. Я по-прежнему остаюсь востребованным, и мне это очень симпатично.

– Чем занимаетесь во время карантина?

– Уже больше месяца, как я самоизолировался на даче под Москвой. И никуда не выхожу. Бывал раньше тут крайне редко, не было времени. Могу сказать, что если бы мне за это платили, я бы еще не один месяц здесь пожил. Мне хватает воспоминаний о тех людях, кого я видел в своей жизни, с кем контактировал, чтобы пока тосковать по общению.

Более того, мне дня не хватает на те дела, которые у меня есть на даче. Теперь я еще и снимаю маленькие ролики, в которых моя жена выступает оператором. Снятый материал отсылаем в Санкт-Петербург нашему монтажеру, а потом – в фирму-продакшн, которая и размещает их в интернете. Пишу свою уже третью книгу, а еще – одноактную пьесу для себя и Игоря Золотовицкого (артист, ректор Школы-студии МХАТ. – Прим. Sobesednik.ru.) Что-то мастерю в своей мастерской. Так что жизнь и работа по-прежнему бьют ключом!

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Добавить комментарий